Какая она, Африка?

лизналиоконтинентестолькоже, сколькодалекиекитайцы: техотя бы видели жирафа, посланного в дар императору и изумительно изображенного китайским живописцем в императорском зоопарке. Еще один национальный рисовальщик знал об Африке достаточно, чтобы точно изобразить очертания ее восточного берега, где междупальмамионнабросалтакжеиузнаваемыепоплоскимкрышам дома арабскихторговцев. Тем не менее к началу эпохиевропейских исследований в Африке еще почти никто не проходил в глубьконтинента, чтобывозвратитьсясостольценнымподробным описанием стран и народов. После того как арабы пересекли Сахару, ониостановились на поросшейлесамиее окраине. На востоке онипредпочиталидержаться ближе кпобережью. Внешниймир лишь прикасался к границе опасного континента. Именно в центре Африки европейские исследователи сделали наибольший вклад в географию, когдапродвигалисьпешком, гребли, ехалина носилках или же верхом, любуясь причудливым пейзажем. Они открыли чудеса природы, такие как водопад Виктория на реке Замбези, разломы Великого Восточного Африканского Грабена (рифта) иозеро Чад, с однойстороны которого была чистая вода, а с другойсверкалисоляные кристаллы. Еще былообнаружено невероятноеразнообразиеафриканскихнародов. Говоря на болеечем восьмисотнях языков, что немало обескураживало путешественников, местныенароды включалив себя жителейразвитыхгосударств Нигера и бушменов Калахари, находившихся в каменном веке, а их религииварьировалисьотпростогофетишизмадодревнейформыиудаизма. Некоторые племена отличались и вовсе невообразимыми обычаями: масаи покрывали свои волосы навозом и пили свежую кровь своего скота; суданские воины, облаченные в доспехи подобно беженцам крестовыхвойн Гулливеров мирРуанды, где рослые тутси достигли двух с лишних метров роста и правили своими рабами — полутораметровыми тва. Европе было суждено дивиться рассказам своих путешественников озагадочныхместахиудивительныхприключениях. Частоцитируемое высказывание Плиния: «Африка всегда преподносит что ЧЕРНЫЙ КОНТИНЕНТ, ПОЛНЫЙ ОПАСНОСТЕЙ нибудь новое», — никогда не приходилось настолько к месту, как в восемнадцатомидевятнадцатомстолетиях, когдакаждоеновоепутешествиеувеличивалопривлекательностьэтогоконтинента. Невозможно было удовлетворить невероятно возросший общественный интерес, когда путешественник за путешественником отправлялись туда, дабы открытьчто-нибудь, покане поздно. Этобыласамая популярная авантюра, и даже правительства государств буквально сходилис ума, выбрасывая огромные деньгина планы по исследованию и освоению неприступных и никчемных земель. Последний фактрезкоконтрастировалсситуациейтремявекамираньше, когда исследование Африки только начиналось и на континент смотрели как на досадную помехуна морском пути на Восток. В тедалекие днибылавидна только окраина Африки, подобно солнечной короне, возникающей во время затмения. Португальские суда бороздилиееприбрежные воды, было основано несколько опорныхбереговыхпунктов, илюбойумелыйкартограф мог нарисовать точныеочертанияАфрики. Однакоизобретательномусоставителю карт оставался пустойцентр, чтобы изображать грифонов и камелеопардов, негритянских царьков и чудесного феникса, сидящеговгнезде, свитомизветочеккорицы. Приподобныхобстоятельствахне должно удивлять то, чтона первыемасштабныевысадки в Африке южнее Сахары европейцев вдохновили две полулегендарные фигуры: пресвитер Иоанн, сказочный священник — царь восточныххристиан, и Манса Муса, властитель Гвинеи... [...]
Начало
[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125]